Как закрою глаза, вижу вновь Изидоры, неоглядную даль, заливные луга

Автор: Reporter Категория: Новостная лента Создано: 11.03.2019 16:23 Просмотров: 305


Мы продолжаем вести разговор с земляками на тему «Стереть с карты можно, а из памяти - нет» и начинаем публикацию воспоминаний жителей исчезнувших деревень. Надеемся, что у тех из вас, уважаемые читатели, кто относится к данной категории, появится желание рассказать о своём истоке! Ждём ваших писем и сообщений.

Сегодня страница посвящается бывшей деревне Изидоры, что находилась километрах в пяти от  села Потняк.

Валентина Дмитриевна ДОМОВНИКОВА, с.Потняк:

- Историю деревни знаю не только по рассказам родителей и старожилов, но и из материалов краеведческого музея школы с.Потняк, где я работала много лет. 
Случилось так, что в 1840 году братья-охотники Максим и Панфил, уроженцы  соседнего Санчурского района, заблудились - такими густыми были здешние леса. Жители Изидор, к тому времени заселившие берег реки Люйки, приняли их доброжелательно, и братья остались.

На снимке: жители д. Изидоры. В центре с гармонью - Д.Т.Охотников. 1947 год.

Как утверждала местный краевед А.А.Орлова, стараниями которой и был организован в школе музей, мой отец, Дмитрий Тимофеевич Охотников, является правнуком второго из братьев. Все Охотниковы в деревне держали пчёл, и наш отец тоже был заядлым пчеловодом.


Не представляю Изидоры без речки Люйки, которую мы называли Красной Глиной, потому что её берега отвечали этому названию. Вода в реке была такой прозрачной, что можно было увидеть камушки на дне и маленьких рыбок. Рыбы водилось много. Наш двоюродный брат Владимир в деревне был, наверное, лучшим рыбаком. Помню в их доме вёдра и тазики, полные окуней и сорожек.

Река пряталась в зарослях деревьев, а на лугах росло много щавеля, им мы любили кормиться в начале лета. Через Люйку пролегали два моста, по которым жители Изидор ходили в лес, а также в деревню Большая Люя и в Санчурский район.


К нашему концу деревни летом пригоняли коров на отдых и дойку, колхозных загоняли на ферму, а хозяйские оставались здесь. Вместе с матерями на дойку ходили и мы.

Там, у большого моста, через речку была перекинута широкая доска - получился маленький мост, с которого можно было увидеть рыбок, или опустить ноги в воду, или, присев на корточки, постирать кукольные одёжки.


Да разве можно рассказать всё о любимом и лучшем на свете месте?

Помню, как мама посылала нас за веточками красной вербы, которая росла за домом Соломиных. Где растёт самая сладкая черёмуха, тоже знали. Катались с горки, что находилась между нашим и домом Изидоровых. А самые отчаянные ходили на другой конец деревни, где горы были очень крутыми!

В школу мы ходили в соседнюю деревню Юльял, это километра два, зимой нас возили на лошадях, а по теплу за мной и сестрой, бывало, приезжал на велосипеде отец.

Наша семья уехала из деревни в 1968 году, когда я училась в четвёртом классе. Там, где стоял наш дом, до сих пор растёт огромный тополь, посаженный папой в 1913 году. В хорошую погоду его верхушка видна из Потняка.

На снимке: пополь - семейная реликвия   Охотниковых. 

Последние жители - Александра Никитична Лещёва и её дочь Валентина - покинули деревню в 1988 году.
Летом 1997 года мы с родственниками из Кирово-Чепецка посетили  Изидоры. А в июле 2011 года состоялась встреча земляков - первая и пока что единственная. 


Сейчас, через много лет, прихожу к мысли: мы были очень счастливы в том далёком детстве!Деревня научила нас трудиться и любить жизнь. А своих земляков считаю лучшими на свете людьми, и, встречаясь с ними, всегда очень радуюсь.
Нынешнему поколению, наверное, неизвестно общее деревенское дело под названием «помощь». Односельчане приходили, например, чтобы срубить баню, выкопать картошку, убрать сено. Речи о деньгах не велось, рассчитывались хозяева только общим обедом.

 

Леонид Александрович ИЗИДОРОВ, с.Потняк:

- Изидоры первый раз я покинул в 1971 году, когда уходил в армию. А потом - в 1975 году, уже вместе с женой. Конечно, жаль было оставлять родную деревню, дома у нас остались мама с младшими братом и сестрой - Мишей и Валей, отец к тому времени умер. 


Очень многое помнится! Детство наше почти всё прошло на реке. Почему? Родители уходили на весь день на работу, вот нас и не оставляли одних, боялись пожаров. Мы приносили с собой еду - кто что мог, старшие за нами наблюдали.

А ещё мне запомнилось ночное. В 60-е годы в нашей деревне было около 30 лошадей. К пруду у деревни Юльял, где стояла водяная мельница, мы приезжали на лошадях - мальчишкам постарше доверяли самых резвых, младшие садились на тихих. Туда же пригоняли и юльяльский табун. Мы связывали им передние ноги путами, чтобы далеко не уходили. Лошади щипали траву, а мы разжигали костёр, варили уху - рыбу тут же ловили. Смотрели, как с плотины обрывается вниз вода.

Место у мельницы было довольно опасное, но ничего плохого ни с кем не случалось. Взрослые нам доверяли, а мы этим гордились. Разве такое забудется?

К году 1974-му лошадей в Изидорах осталось всего 6-7, остальных зарезали. Помню, как приехали к нам три большие машины, как грузили в них мясо. Очень хорошо это в память врезалось.

В колхозах появились тракторы, только лошади ещё долго служили людям. Через нашу деревню на лошадях из Санчурска в Кикнур в магазины возили пиво в бочках, другой дороги не было.

Деревню свою  жители любили, на тракторах по улице ездить запрещалось.Я, как каждый деревенский мальчишка, хорошо знал колхозную технику: трактора и машины, веялку, сушилку и паровую машину. Часто бывал в гараже, на конном дворе, в кузнице и на коровьей ферме, где работала мама. Имелась в деревне и овечья ферма. 


Летом бываю в окрестностях Изидор - хожу за грибами и ягодами. Всё, конечно, теперь заросло, видны только сирень, черёмуха да акации.Восемь лет назад за домом Анатолия Прокопьевича мы с Валерой Изидоровым нашли родник - самый большой из всех на лугу. Раскопали его, очистили, вставили большую деревянную кадку. Вода - как слеза, да такая холодная, что зубы ломит.