Лидия Солоницына: «Мы – сами авторы своей судьбы»

Автор: Елизавета МАЛЫШЕВА Категория: Родные люди Создано: 17.05.2019 14:21 Просмотров: 214

82

18 мая – Международный день музеев
Ежегодно музейные работники всего мира отмечают свой профессиональный праздник. Корреспондент «РК» заглянула в наш краеведческий музей и побеседовала с хранителем музейных ценностей Л.Л. Солоницыной, в чьих бережных руках хранится история.

Окончив Советскую среднюю школу №1, Лидия Леонидовна поступила в Техническое училище №28 по направлению от Тужинского райбытуправления, где получила специальность закройщика пятого разряда. Успешно завершив обучение, в 1978 году приступила к работе. Спустя 8 лет Солоницына вновь садится за парту, но уже Кировского технологического техникума в качестве будущего техника швейного производства. Освоив эту специальность, стала техником-технологом в швейном цехе райбытуправления. Через какое-то время «молодую специалистку» назначили заместителем начальника. А затем страну захватили «лихие 90-е», и в 1992 предприятие было приватизировано агрофирмой «Лимитед». Лидия Леонидовна перенесла это стойко и из всех работников, наверное, ушла последней.
- Как вы решились кардинально сменить сферу деятельности и из мира производства перейти в мир культуры?
- Когда вспоминаю о закрытии быткомбината – до сих пор ком в горле. В тот период я лишилась самого дорогого человека – мамы. Это был очень сложный отрезок жизни. Я не могла найти работу, стояла на бирже почти два года и тяжело переживала потерю. Чувствовала, что деградирую. Поэтому стала искать спасения в литературе. Мы тогда довольно тесно общались с Людмилой Анатольевной Кузнецовой, и, видимо, она почувствовала, что меня нужно встряхнуть, и пригласила на работу в музей. Я очень сомневалась, не знала, справлюсь ли. Когда решилась, поняла, что нет удивительнее и увлекательнее работы, где нужно многое знать о многом. Говорят, что первые 8 лет мы только втягиваемся в работу, а затем уже понимаем «моё-не моё». Так вот, вникая во всё это, я была очень счастлива. Помню, как приехала первый раз на курсы в учебный центр в Кирове. Это было буквально через месяц после того, как устроилась в музей. Я помню ощущение радости от того, что понимала всё, о чём говорилось во время лекции.

- Что помогло быстрее вникнуть в суть работы?
- Конечно, коллеги и наставники. Считаю, что Людмила Анатольевна очень многое в меня вложила не только в работе, но и по жизни. Немало почерпнула от Елены Александровны Крутихиной. Мне так нравилось слушать, как она готовится к лекциям. Я была влюблена в то, насколько она жила ими, как отключалась от этого мира и полностью погружалась в тему. Вот эти люди помогли мне не напугаться неизвестного. Людмила Анатольевна, как историк, показала специфику работы, открыла мне этот удивительный музейный мир. А Елена Александровна открыла мир общения с людьми.

- Для многих Ваша работа остаётся «за кадром». Расскажите, что входит в обязанности хранителя?
- Когда я первый раз во время мероприятия спросила детей, чем, по их мнению, мы здесь занимаемся, они ответили: «Чай, наверное, пьёте». Это был шок для меня. После этого мы стали объяснять ребятам, что из себя представляет наш ежедневный труд, что это далеко не посиделки за чашечкой чая. Ведь чтобы принять экспонат, нужно подготовить порядка 12-16 различных документов. Это и акт приёма, легенда экспоната, книга поступления, фотофиксация и многое-многое другое. Конечно, сейчас уже вся информация фиксируется в электронном формате на сайте Росеестра. Раньше на каждый экспонат вручную оформляли специальные карточки с кратким описанием того или иного предмета. Это очень кропотливая работа. Нужно было максимально точно и ёмко указать все детали, чтобы любой человек, прочитав карточку, без труда мог определить данный экспонат и найти его в зале. Чтобы грамотно составить описание, специально выписывала книги-определители из областного музея. Их давали всего на 10-14 дней – что успел переписать, с тем и останешься. Научно-технический прогресс, конечно, очень нам помог. Хотя для меня работа с компьютером - лишние хлопоты (смеётся). Но я очень благодарна Елене Викторовне и Наталье Анатольевне, которые помогают мне в его освоении. Словно время вспять вернулось, и мне вновь приходиться осваивать азы чего-то нового.
А вообще работать очень интересно. У нас в музее постоянно случаются забавные ситуации. Обычно я проводила лекции, стоя в правой части зала, а тут – то ли выставка помешала, то ли ещё что-то, но мне пришлось расположиться в противоположном конце. И вот я стою перед аудиторией и понимаю, что не могу даже рта раскрыть. Дети, видимо, уловили этот мой ступор и тоже будто бы оцепенели. Вспоминаю сейчас, и мороз по коже. Вот что значит простая смена обстановки. А ещё как-то раз читала о Красной книге, и дети, как это обычно бывает, немного расшумелись. Чтобы вернуть их внимание, я встала и начала читать стихи «Дерево, цветок и птица не всегда умеют защититься…». До сих пор не могу объяснить, почему, но к последнему четверостишию стояла абсолютная тишина. Я прекрасно понимала, что быть лектором – это не моё, у меня нет специального образования, но, видимо, на чувствах улавливала аудиторию.

- Лидия Леонидовна, а что всё-таки самое любимое в работе?
- Как ни крути, но самое любимое – это общение с людьми и получение от них информации. Раньше, когда в районе было много организаций, мы часто посещали их, и надо мной, наверное, все смеялись, потому что я по каждому предмету задавала множество вопросов и спрашивала, можно ли забрать что-нибудь в музей. Очень многое нам передали с маслозавода, аптеки, больницы, ветстанции. Было так приятно, что сотрудники шли навстречу и относились с пониманием. Но, честно признаться, больше всего я люблю лето, когда приезжают отпускники. Это настолько удивительно – наблюдать, как люди уже в возрасте приходят, смотрят фотографии и говорят что-то вроде «Ань, смотри – это же Ванька». Вот за этот период с конца июня до начала августа полностью понимаешь, для чего работаешь, и испытываешь радость от того, что есть те, для кого она ценна и понятна.
Очень нравится оформлять выставки. Три дня раскачиваешься, думаешь, как же это всё сделать, а потом приступаешь к работе и втягиваешься, появляется этот творческий запал. И самое приятное – готовый результат. Ну и, конечно же, ценю наш коллектив. Мы многое пережили вместе. На данный момент нас всего трое, но я работаю с чувством, что мы горы можем свернуть. А вообще, пользуясь случаем, хочется поблагодарить всех, кто стоял у истоков этого учреждения, которое хранит историю для потомков, в частности, Анекта Петровича Оносова. А также мастеров народного творчества и тех людей, которые проникновенно относятся к истории своего рода, передавая музею целые коллекции, – Василия Ивановича Жилинских и Татьяну Ильиничну Матвееву из Пиштенура.

- А кроме музея, есть увлечение, которое приносит радость?
- В своё время, конечно, много шила для дочерей. Сейчас стала любить огород, хотя раньше была к нему равнодушна. А теперь самой себе удивляюсь, когда понимаю, сколько цветов знаю. Ну и с внуками, разумеется, люблю проводить время.

- Внуков как-то приобщаете к музейной жизни?
- Вы знаете, они как-то сами тянутся к ней. Я никогда специально им не рассказывала суть нашей работы, а они, в свою очередь, никогда не задавали вопрос: «Бабушка, а чем ты там занимаешься?». Я поняла, что им по-настоящему это интересно, когда Никита нашёл какое-то гнездо и спросил, можно ли это передать в музей.

- У вас с мужем, насколько мне известно, абсолютно разные сферы деятельности. Как Вам удаётся найти гармонию?
- Мы и по характеру, честно признаться, разные. Я никогда не задумывалась, а вот сейчас поняла, что у Николая есть прекрасная особенность – где бы он ни работал, он никогда не приносил «работу» домой. Никакие проблемы, трудности, недоразумения в его работе не сказываются ни на мне, ни на детях. Конечно, я могу уловить в его настроении, что ему предстоит принимать сложные решения. А вообще, мы просто дополняем друг друга. К примеру, он молчун, а я болтушка (смеётся).

- Что помогает Вам справляться с жизненными трудностями? Может, какая-то книга или девиз?
- В тот сложный период, когда я потеряла работу и маму, мне пришлось многое переосмыслить. До того момента я жила, не задумываясь, а после, пройдя тяжёлую депрессию, стала понимать, что такое - анализировать поступки и понимать суть вещей. Очень сильно помогали книги. Читала много психологической, христианской и буддистской литературы. Некоторые давали на одну ночь, поэтому я старалась взять от них по максимуму.
Сейчас я всё больше убеждаюсь в том, что мы сами – авторы всего, что с нами происходит. Поэтому много времени трачу на то, чтобы осознать это. Так что, наверное, мой рецепт для преодоления трудностей – работа над собой и чтение литературы.