Читая Лавренева

Автор: Сергей ЦАПАЕВ Категория: Авторская колонка Создано: 22.01.2021 13:57 Просмотров: 255

Проза Бориса Лавренева лаконична, но в то же время насыщена образами. Если, читая Бунина, ощущаешь, что пьешь чистую, родниковую воду, то, когда открываешь произведения Лавренева, чувствуешь, что ешь фрукты - яркие и сочные.

Небольшая повесть «Сорок первый» составляет всего сорок страниц, но с первых строк автор завораживает читателя красочностью и точностью слова: «Сверкающее кольцо казачьих сабель под утро распалось на мгновение на севере, подрезанное горячими струйками пулемета, и в щель прорвался лихорадочным последним упором малиновый комиссар Евсюков».
Герои произведений Лавренева уникальны и самобытны, а поднятые темы будут всегда актуальны. Этим, например, отличается немецкий писатель Бернхард Шлинк. Его роман «Чтец», опубликованный в 1995 году, переведен на 39 языков и получил ряд престижных наград. В своем творчестве автор затронул такие табуированные темы, как вина немцев во Второй мировой войне, проблема неграмотности и отношений между людьми с большой разности в возрасте.
Конечно, сравнение - дело неблагодарное. Но писателя Бориса Лавренева я бы назвал «русским Шлинком», который по-своему поднял тему неграмотности, отношений между людьми из различных социальных слоев, на которые влияет классовая борьба. За счет своей краткости проза Лавренева только выигрывает, а точность слова передает характер героев и драматизм произведения, где, конечно, ярко выражены национальные черты.
Если у Шлинка в романе «Чтец» главная героиня покидает возлюбленного, то у Бориса Лавренева она его… убивает. Все происходит «по-русски», сурово…
Конечно, не обошли эти яркие произведения стороной кинематографисты. По роману Шлинка выпущен одноименный фильм с Ральфом Файнсом и Кейт Уинслет в главных ролях.
Повесть Бориса Лавренева была экранизирована в 1956 году. В ней сыграли такие звезды советского кино, как Изольда Извицкая и Олег Стриженов.
Так что ознакомится с произведениями авторов можно, посмотрев эти известные фильмы, которые конечно не в полной мере передают мастерство и талант создателей печатного издания. Те же, кто захочет ознакомиться с первоисточником, несомненно, получат массу удовольствия от красоты и точности слова.
Сам Лавренев в своей автобиографии так обозначил свое отношение к своему творчеству: «В литературе, как и в жизни, я не выношу позерства, шаманства, фокусничества, зазнайства. Не люблю, когда писатели носят самих себя, как некие драгоценные сосуды, и не говорят по-человечески, а изрекают и порицают. Я люблю живой народный язык, берегу его чистоту и борюсь за него…»