Игорь Вахрушев: с музыкой по жизни

Автор: Александр ДЕНИСОВ Категория: Интервью Создано: 07.02.2019 15:06 Просмотров: 434

ВАХРУШЕВОн — один из желанных солистов на яранских эстрадных площадках. У него за плечами — большой опыт не только вокального пения, но и выступлений в составе музыкальных групп, играющих рок. 

Он, Игорь Вахрушев, музыкант, автор и исполнитель песен, сегодня в гостях у газеты «Отечество».

— Игорь, как давно музыка стала твоим увлечением? С тех пор, как взял в руки гитару?

— Сначала была музыкальная школа, куда я поступил учиться по классу скрипки. Мне было лет шесть, когда я туда пришёл к преподавателю Елене Ивановне Котеговой. Так что основы были заложены в раннем детстве. Но действительно каким-то явным увлечением для меня тогда музыка не стала. И лет до 14 был перерыв, когда я ни на чём не играл. У отца дома была гитара, и я захотел научиться на ней играть. Начал искать тех, кто бы мог мне на ней что-то показать, научить, но «учителя» попадались не слишком хорошие.

Помог, можно сказать, случай. В то время я поступил в профтехучилище, нынешний технологический техникум, и там узнал, что при нём создают вокально-инструментальную группу «Дождь», нужны ребята, которых обучать будет педагог в Доме детского творчества Андрей Александрович Вичиков. Конечно, пошёл и вот там уже по-настоящему увлёкся, так как с тех пор больше не расстаюсь с музыкой.

— Сразу стал играть и петь?

— Сначала надо было всему научиться, а это не так легко. Когда разучил аккорды и руки мне, как гитаристу, «на место поставили», начал понемногу играть в группе на ритм-гитаре.

Затем попробовал партию соло-гитары, и это получилось. Пел на бэк-вокале, постепенно втянулся в процесс, запел уже и сольно.

— Ещё в составе «Дождя»?

— Нет, на самом деле групп было много, и после «Дождя» я играл в составе «Тимур и Ко», ВИА «Шторм», «Линия срыва».

— До «Линии срыва» у тебя своего репертуара не было?

— Несколько песен написал ещё для группы «Шторм», но от этого творчества осталась только одна «Услышь и согрей», её слова даже печатались как-то в школьной газете первой средней, в пору, когда я работал в ней педагогом дополнительного образования, вёл кружок гитары. Она и потом ещё звучала, для группы «Reload» я делал её новую аранжировку.

— Хорошо приняли новые музыканты?

— Первоначально моя аранжировка им не понравилась. Пробовали, репетировали несколько дней, но все чувствовали: что-то не то… А вечером я взял в руки гитару, и будто пришло озарение, как-то всё вышло, песня зазвучала хорошо, гармонично. И её приняли, увлеклись, загорелись — сразу было видно, что получилось что-то «своё». Выступали с ней на фестивале.

— У тебя уже большой опыт теперь не только как у музыканта, но и как у вокалиста?

— Петь начал после учёбы в колледже искусств. Это востребовано: в Яранске поющих мужчин всегда не хватало. И с этим ещё связано моё участие в разных командах. Как-то в группе «Torbeat» вокалист перед выступлением занимался паркуром, упал и разбил себе лицо. Андрей, как руководитель группы, звонит мне: «Помоги, ребятам выступать надо». Надо было выучить шесть песен за пять дней, причём половина мне были вообще не знакомые. На выступление взял листочки с текстом, всё прошло как надо. То же самое и с другими коллективами получалось. Был фестиваль «Рождественский коктейль», уехал из города вокалист группы «Breathinq», я тоже помог ребятам.

— Песни пишешь в основном для себя?

— Для группы. У нас в «Линии срыва» была поставлена задача не себе писать, а писать публике, находить золотую серединку, чтобы песня нравилась всем. И получалось, что наша песня в одно время и в тренде была, то есть выдерживала стиль, но в ней были и плавные, мелодичные припевы, что с двух сторон цепляло слушателей: и тех, кто пришёл ради рёва и гроулинга, и тех, кто любит мотив и мелодию. Ведущий вокалист и шоумэн в группе Яков Смирнов, но многие песни «Линии срыва» 50х50 по голосу — у меня и у него. Но пусть даже это распределяется как 70x30, но наличие чистого мелодичного припева всё равно вносит свой вклад в привлечение более широкого круга слушателей.

— Период расцвета «Линии срыва» это какое время?

— Попытаюсь вспомнить… Где-то в конце 2009-начале 2010 года было придумано уже несколько песен: «Сон», «Бездна», «Глядя смерти в глаза», и потом уже появился Яша, и группа зазвучала. Пошли концерты, разъезды. И дома было много выступлений, проводилось много разных концертов, в том числе и на открытых площадках, и звукорежиссёры были хорошие, и аппаратура классная. В Яранск приезжало немало музыкантов из Йошкар-Олы, Чебоксар, Казани. И мы выступали в этих городах. И как-то в Чебоксарах играли на байк-фестивале на одной площадке с группой «Чёрный обелиск», пообщались с музыкантами известной команды.

— На эстрадной сцене тебя сейчас можно увидеть чаще, чем в рок-коллективе?

— Да, в основном это выступления соло, гитару начал вспоминать только сейчас. Прошлой осенью взял её в руки, чтобы поиграть, и слышу, что всё уже не то, звучит «грязно», пальцы не успевают, скорости не хватает, руки не слушаются… Начал снова заниматься. Ещё много работы, но где-то уже примерно, ранее наработанный образ гитариста встаёт на своё место. Где-то рядом.

— Проблематично снова воссоздать рок-группу?

— Проблематично и очень затратно, но мы к этому, надеюсь, пойдём. Была репетиция почти полным составом, мы обговорили, каким будет её репертуар. Потому что альтернатива уже не так популярна, нужно играть что-то полегче. Возьмём пока несколько каверов из репертуара «Король и Шут». Если потом и свои песни появятся, то это будет замечательно.

Александр ДЕНИСОВ.