«Прости меня, мама, не обижайся, отец, но вы мне стали не нужны…»

Автор: Лидия Андреева Категория: Аналитика Создано: 23.07.2018 14:38 Просмотров: 204

mamaВ 1943 году в Яранске был открыт интернат для инвалидов. Тогда, 75 лет назад, было понятно: здесь будут жить участники и инвалиды Великой Отечественной войны, оставшиеся калеками на всю жизнь, люди с искалеченными судьбами, потерявшие семьи, родных и близких. Такое было время.

Сегодня в этом современном заведении проживают получатели социальных пособий с разными судьбами: больные, инвалиды, одинокие люди, волею судьбы оставшиеся без жилья… и, к сожалению, ставшие не нужными детям престарелые родители. Для них в доме- интернате созданы все условия: уютная обстановка, вкусная еда, хорошее медицинское обслуживание, кругом чистота и порядок, каждый день проходят познавательные мероприятия, организован досуг. Но некоторые пожилые люди почти не покидают своих обжитых комнат, не выходят из них, ни с кем не общаются только из-за того, что им стыдно за своих детей, которые предали единокровных родителей, возложили заботу о них на государство.

– Да, наши бабушки и дедушки сегодня ни в чём не нуждаются, – говорит директор дома- интерната Людмила Павловна Белоусова. – Но мне, наверное, никогда не понять того, почему к нам попадают престарелые люди, которые стали не нужны собственным детям. Пока родители кормили, одевали, наставляли, вытаскивали из «ста бед», решали все проблемы этих детей, они были хорошими. И вдруг эти же родители перестали быть полезными взрослым детям, превратились в обузу, стали мешать жить комфортно.

И это не голословные слова. В апреле в дом-интернат поступила Наталья Александровна Маскина из села Лом. В августе (дай бог!) ей будут отмечать здесь 100-летний юбилей. Поступила сюда не по собственной воле, по просьбе жителей села.

Вот что рассказал глава Кугальского сельского поселения Николай Петрович Ашуев:

– Дважды мне звонили жители села и просили принять меры. Как выяснилось, пьяные дочь и зять Натальи Александровны выгоняли мать на улицу только из-за того, что она не давала деньги им на выпивку. Пряталась у соседей от «любви» единственной дочери. Но сколько можно терпеть издевательств над инвалидом второй группы! Хотя она самостоятельно обслуживала себя, бодренько ходила в магазин, управлялась с хозяйством. Мы собрали сельский сход и единогласно приняли решение. Тут же обратились к Людмиле Павловне, попросили оформить необходимые документы в срочном порядке. В районной больнице помогли быстро пройти все анализы, собрать медицинские справки.

Сегодня Наталья Александровна благодарит всех и говорит, что только сейчас, в 100 лет, и увидела жизнь-то. Да и когда ей, совершенно неграмотной, видеть-то её, эту хорошую жизнь? С детства непосильный труд, голод, бедность. Замуж не выходила, дочь растила одна. Сорок лет проработала животноводом в колхозе. А вот сердце её не очерствело: как была сердобольной женщиной, всех жалела, всем угождала, так и осталось такой.

А что же дочка с зятем? Одумались? Через месяц, когда наступил день выдачи пенсии. Приехали, разыскали директора и заявили: «Нам нужна мамина пенсия! Отдайте…»

Вдова погибшего участника Великой Отечественной войны, мама двух дочерей, Дина Иосифовна Подгородова поступила в дом-интернат из Шкаланки. Статус вдовы позволил получить ей сертификат на приобретение благоустроенного жилья. Квартира, конечно же, была куплена. Но пожить в ней бабушке так и не довелось. Постоянным местом прописки снова стал дом-интернат.

– Может быть, пожилые люди сами не хотят быть обузой своим детям, – продолжает наш разговор Людмила Павловна. – Нет, в душе каждый был бы рад быть с теми, кого родили, кого растили. Потому что внимания и любви детей им как раз и не хватает. Да, сегодня нас всех объединяют какие-то интересы, дела, обязанности, общение в Интернете, и всё меньше внимания остаётся родственной душе? А они – те же маленькие дети, которые ждут доброго слова, утешения, радуются, когда их просто подержишь за руку.

Неужели мы стали так жестоки, что можем выгнать столетнюю мать зимой на улицу, воевать с больным отцом, отобрать последнее жильё, чтобы внукам жилось счастливо… Видимо, можем. Но, как знать, не услышим ли сами в ответ: «Прости, мама, не обижайся, отец, но вы мне стали не нужны».

Лидия АНДРЕЕВА.