Бабушка Парасковия не из Подмосковия, из деревни Кугунер отмечает юбилей!

Автор: Лидия Андреева Категория: О яраничах Создано: 04.02.2018 13:33 Просмотров: 154

praskovia
Ей 90! Девяносто суровых зим и непредсказуемых весен встретила Парасковия Ивановна Ештыганова. На своём жизненном пути повидала всё: коллективизацию и годы военного лихолетья, голод и тяжелый, не женский труд. Но теперь живёт в любви и внимании со стороны родных и близких.

Она родилась в марийской деревне Кугунер. Отец и трое его братьев со своими семьями имели одно большое хозяйство: два дома под одной крышей, баню по-белому и несчитанное количество  скота, даже несколько лошадей. Сами обрабатывали землю, работая от темна до темна. Вот за это своё трудолюбие и пострадали: в колхоз не вступили, и в 1937 году их хозяйство раскулачили. Забрали всё – скот, имущество, одежду, все запасы, даже горшок с супом из русской печки сосед-пьяница утащил. Отца осудили на десять лет и отправили на Дальний Восток строить железную дорогу. Последнее письмо от него пришло в январе 1942 года.

Семья Ештыгановых, как могла, перебивалась без хозяина ещё три года. Хорошо, отец научил Потю (так по-марийски звали Парасковию) ремеслу – плести лапти. На неделе с сестрой Матреной сплетут несколько пар, а в выходной – на рынок идут продавать их по 3-5 рублей.

– В 1940 году мама всё же вступила в колхоз, взяли и меня, – рассказывает Парасковия Ивановна. – Было мне уже 12 лет. В отличие от старшей сестры, я была не по годам шустрой, вот и ставили меня на самые трудные работы. Летом в сенокос скирдовать (не каждому это доверяли), зимой на лошади дрова да зерно возить. Помню, в одну зиму, в войну, пять раз пришлось в Йошкар-Олу с зерном ездить. Дадут наряд, и не откажешься. Ревёшь да везёшь. А сколько неподъемных мешков для малолетней девчонки пришлось выгрузить! Придёт разнарядка в колхоз выделить лошадь возить дрова из Пиштанской рощи для интерната инвалидов или школы глухонемых – опять меня посылали.

В пятидесятые годы жизнь стала налаживаться. Ештыгановы переехали жить в д. Шувары. Вместо трудодней платили уже наличные деньги. Но тяжелая работа так и преследовала её. В Забеньковском лесу выпиливали делянку. Кто? Да вот такие молоденькие, безотказные девушки, как Парасковия, потому что были они не белоручки из Подмосковья, как в песне поётся, а настоящие труженицы. По целой неделе жили в лесу, пилили лес ручной пилой. Простуженные ноги да суставы до сих пор дают о себе знать.

Всё работа да работа. О женском счастье ей подумать было некогда, да и сама особо об этом не задумывалась. Считала, что кому нужна, если нет в сундуке богатого приданого. Так и оттолкнула от себя свою единственную любовь. Правда потом, чуть позднее, родила двух дочек – Лидию и Валентину, но растить и учить их пришлось одной. Счастливой, крепкой семьи не получилось.

Работала в колхозе «Красная звезда» дояркой – тоже труд нелегкий. Девочки, чуть подросли, стали помогать маме. Управятся с делами на ферме, а потом домой – там ведь тоже было большое хозяйство. Зато её фамилия стала значиться среди передовиков не только в колхозе, но и в районе.

В деревне по соседству жил инвалид Великой Отечественной войны Александр. Он рано овдовел и остался один с семерыми детьми. Он давно приглядывался к этой работящей женщине, но она не давала согласия. И только в возрасте сорока лет, пожалев ребятишек, она пришла в их дом со своими дочками. Дети сказали: «Жить будем только с тетей Парасковией». Взяв на себя такую ответственность, она стала любимой мамой для всех. Всех одинаково любила, всем помогала, жалела, всем свадьбы сделали. Ради детей и жила, хотя своего женского счастья так и не видела.

Сегодня все дети живут своими семьями. Лидия Анатольевна Головина после окончания Кировского педагогического института всю жизнь работала в Сердежской школе, Валентина Анатольевна Родионова работает поваром в Знаменской школе. Дети Александра живут в Йошкар-Оле. На мамин юбилей, конечно же, приедут все.

– Только сейчас и увидела своё счастье, – призналась Парасковия Ивановна, – как любят меня дети, какой заботой и вниманием я окружена. Живу у Вали в семье, как у Христа за пазухой. Валя каждый год на Масленку печет для меня марийские трехслойные блины, побывала на спектакле «Салика» в марийском драмтеатре.

Мне было так приятно общаться с этой маленькой худенькой, очень опрятной старушкой. Поразила её удивительная память – она, кажется, помнит всё. Несмотря на свой возраст, она хорошо слышит и видит, читает «Отечество», смотрит телевизор и остаётся добрым и светлым человеком.

– Смогли бы Вы, тетя Паня, сплести сейчас лапти?  – спросила я. На что услышала в ответ:

– Я бы нет, но руки бы вспомнили, жаль, лыка не заготовили. Последние лапти Лида увезла в школьный музей. А ведь хорошая была обувка! Как бы обходились мы без лаптей, даже не знаю…

С юбилеем Вас, великая труженица земли яранской!

Лидия АНДРЕЕВА.