«Нам есть с кого брать пример!»

Автор: Милитина Семёнова Категория: Новостная лента Создано: 09.07.2020 08:53 Просмотров: 300

Когда я направлялась к Ивану Александровичу и Руфине Николаевне Журавлёвым, жителям Кикнура, не могла представить, что услышу не одну историю о любви и верности

Чета Журавлёвых. Фото из семейного альбома.
Чета Журавлёвых. Фото из семейного альбома.

…Высокий, статный парень и красивая, тоже не маленького роста девушка - такими природными качествами наградили Ивана и Руфину не только родители, но и, по-видимому, родная деревня Большая Люя, что принадлежала когда-то Потняковскому сельсовету. Свидетельствую о том не с чужих слов: будучи Журавлёвым землячкой, хорошо помню, какой видной на внешность была люйская молодёжь.

И у Ивана, и у Руфины 47 лет назад могли состояться отдельные свадьбы. Но небеса, где, говорят, совершаются браки, оплошности не допустили! Как всё было, поведала Руфина Николаевна:

- В 1967 году Иван ушёл в армию, а мне было 14 лет. Служил три года, когда пришёл домой, я училась в десятом классе. В деревенском клубе на вечеринке подошёл ко мне и спросил: «Вы заняты?» Ответила: «Нет». Стали встречаться, но особых чувств не испытывали.

После школы я работала воспитателем в интернате Потняковской школы, Иван получил в колхозе трактор. Клятв и обещаний друг другу не давали. Так прошло два года, и захотелось мне городской жизни, уехала в Йошкар-Олу, поступила на завод. Познакомилась с парнем и однажды приехала в деревню с известием - выхожу замуж. У Ивана девушка на примете тоже была.

Только снова на танцах подошёл ко мне Иван, спросил, правду ли говорят в деревне. Поняла я, что городской жених - совсем не мой человек.

Сыграли Иван с Руфой свадьбу по традициям родителей, бабушек и дедушек. В первый день гуляли в доме невесты. На неё надели платочек, женщины пели грустные песни, посвящённые концу девичьей волюшки.

На второй день жених приехал за невестой на лошади с колокольчиком, и торжество продолжилось в доме его родителей. А в Крещение молодые обвенчались. «Пожалуй, мы были последними в деревне, кто провёл свадьбу по старинному обычаю», - рассказала Руфина Николаевна.

В поисках лучшей

жизни молодые сменили не одно место жительства. Только всегда им хотелось домой, и обязательно в родную деревню!

Сначала молодожёны из деревни переехали в Яранск, но маленькая комнатка в общежитии не устраивала, и Журавлёвы перебрались в Кикнур. На первую же водительскую зарплату Ивана купили диван, телевизор, стол.

От организации молодой семье дали в Кикнуре квартиру, по соседству с председателем потняковского колхоза Иваном Дмитриевичем Орловым. Тот, зная, что Журавлёв родом с потняковской стороны, сманил трудолюбивого работника, обещал ему трактор «Кировец». Так Журавлёвы во второй раз оказались на малой родине.

Он трудился механизатором, она поваром - сначала в садике, потом в колхозной столовой. Только вновь поманила их даль - на этот раз север, город Инта, где Иван с Руфиной посвятили шахте и лаборатории ремзавода 22 года.

Ко времени переезда их дочка ходила в четвёртый класс, сын - во второй. А с севера Журавлёвы уезжали, будучи уже бабушкой и дедушкой.

К сожалению, мечту о жизни в любимой деревне осуществить не удалось. В начале 90-х Журавлёвы успели возвести на Люе дом и «загнали» его под крышу, но финансовый кризис затею отменил. В 2007 году супруги купили квартиру в Кикнуре, где и живут сейчас. В стены их сегодняшнего дома вместе с хозяевами переехали мир, любовь и согласие.

Годы лишь укрепили семейный очаг. А секреты счастья всегда жили с ними. Они заключаются в простых вещах: когда муж встречает жену, понимает, если что-то по хозяйству она не успевает сделать. Жена же упрекнёт мужа лишь в том случае, если забудет он поберечь своё здоровье. У Журавлёвых всё так и происходит, по-литературному: «все счастливые семьи счастливы одинаково».

Но есть у наших земляков одна семейная история, что поднимает любовь и верность на невиданную высоту. Я не узнала бы о ней, если б не спросила имя дочери супругов.

Надя, Надежда…Так посоветовал назвать девочку дед, Александр Александрович, в честь медсестры, которая сопровождала его, инвалида, потерявшего на войне зрение, из госпиталя до дома. Вот тут и перейдём мы на следующую страницу в повести о любви и верности, прославляемой завтрашним праздником.

Родители Ивана, Александр и Клавдия, поженились в июне 1941-го, а в августе молодой муж ушёл на войну.

Во время разведки два бойца подорвались на мине: один сразу погиб, а у Журавлёва взрывом вырвало оба глаза, оторвало кисть правой руки. Долго лечился он в госпиталях, домой о себе не сообщал - разве нужен такой жене? Его спрашивали: «У тебя, что, Журавлик, родных нет?». Так ласково звали мужественного человека врачи и раненые.

Да, родных у него, кроме родственников жены, и правда не было - все умерли.

По найденному в документах адресу кто-то написал письмо на Люю. Клавдия не сомневалась - принять или нет мужа, да и отец твёрдо сказал: «За хорошего выходила, с ним и живи». Встречать героя вышла вся деревня. Увидела Клавдия любимого - в обморок упала.

А что же медсестра Надежда? Она готова была, в случае отказа жены, не бросить инвалида, но уехала обратно одна...

Александр с Клавдией родили троих детей, прожили отпущенные судьбой годы в любви и согласии. Клавдия Ивановна Журавлёва умерла два года назад, за ней с любовью ухаживали сын и сноха.

Мы часто думаем, что подобных историй в жизни не бывает. Но не с них ли, наших земляков Александра и Клавдии, написал свою трогательную повесть «Русский характер» Алексей Толстой? Сюжет - точь-в точь!

«Нам было с кого брать пример!» - заявили мне при встрече Иван Александрович и Руфина Николаевна. В посёлке их чаще видят вместе, да и очень походят друг на друга муж с женой, что случается, по народному поверью, лишь со счастливыми супругами.

Вот так, не в книгах и кино, а в жизни, увидишь, бывает, как на ладони, любовь и верность человеческую.

Милитина СЕМЁНОВА.