Архимандрит Савва: «Ко всему живому надо относиться осторожно, с благоговением»

Автор: Павел ПОПОВ Категория: События Создано: 02.12.2023 08:16 Просмотров: 2597

01 савааВ рамках Свято-Матфеевских чтений в Районном Доме народного творчества прошла встреча насельника Никольского монастыря в Гомеле, православного публициста и писателя, интернет-миссионера, автора и ведущего телевизионной программы «Свет Невечерний» архимандрита Саввы (Мажуко) с духовенством и прихожанами храмов Яранской епархии.

Вопросы гостю задавал ведущий встречи секретарь епархиального управления иеромонах Кирилл (Крюченков):

— Как рождаются ваши книги?

– Я попал в компанию писателей случайно, хотя мне всегда нравилось писать и меня увлекает сам процесс. Когда книга написана, она для меня уже не так интересна, она живет своей жизнью, ее читают.

Зная технологию написания книг, можно писать по книге в месяц. Вопрос только — зачем это делать? В истории остаются единичные книги, а иногда лишь отдельные фразы из них.

– Отец Савва, важно ли само соприкосновение с текстом книги, когда есть возможность в ней что-то подчеркнуть и почему это важно? Как подтолкнуть людей к чтению?

–Не всякий человек способен к длинной мысли, к медленному вдумчивому, так называемому у монахов «божественному чтению», когда ты можешь делать пометки по поводу прочитанного в книге. Это роскошь, это навык, который доступен не всем.

Я вспоминаю матушку одного монастыря, которая всю жизнь читала кроме Евангелия одну единственную книгу: Иоанна Мосха «Луг духовный» и для нее это было то самое божественное чтение. Она размышляла над каждой строчкой. И ей было этого достаточно, как и определенной части людей.

Это закон духовной жизни: нужно найти свою меру, в том числе и в чтении. Как говорят диетологи: «Важно не то, сколько ты ешь, а важно — сколько ты усваиваешь!» Духовное чтение – это элитарное чтение, то есть оно не для всех, а у кого есть достаточно свободного времени.

– Спасибо. А вот вопрос из зала: «Как не спутать отсутствие сил поститься с простой человеческой ленью»?

– Тут нужно быть к себе попроще, но предельно честным перед собой. 

Если вы искренне любите Господа нашего, и хотите найти путь праведный, то вы его найдете, даже если будете ошибаться. Главное для нас Иисус Христос – краеугольный камень, на котором мы строим нашу жизнь. А все, что нам рекомендуют святые отцы в своих аскетических текстах, как и устав церкви – вещи прикладные.

Самый простой ориентир в посте, когда ты, пройдя этот путь духовных упражнений, стал чуть-чуть добрее сердцем. И не важно сколько вы там съели или не съели. Нужно идти путем сдержанности и скромности и искать свою меру поста.

Я исповедую людей 30 лет и за это время видел столько надрыва, когда человек «совестно поститься», не учитывая ни своих сил, ни возможностей близких ему людей. Вместо того, чтобы открыться красоте божественного служения, такие люди пребывают в постоянной депрессии. Когда ты еле ноги переставляешь, то тебе уже ни до канонов, ни до стихир. Не так важно перекусил ты или нет, если живешь великой радостью, которую дарит рождественский пост. У Серафима Саровского пост был настоящий, потому что читая священное писание он был так увлечён, что про пищу забывал. А мы постясь, думаем о материальной пище, не о духовной. Мне кажется, что разговоры о еде в ходе поста оскорбительны для христиан. Когда мы умрем и предстанем перед Господом с оправданием: «Я не сильно постился», то услышим: «Я же об этом и не просил».

– Как Вам удается спокойно реагировать на все раздражители? Что за принципы у Вас есть в отношениях к людям? – задал вопросы собеседнику владыка Паисий.

– Эти принципы для келейной жизни, но может они кому-то из вас они тоже помогут.

Первый: «Никогда не жалуйся и не укоряй. Считаю, что это плохо, если мужчина жалуется. Иди помолись или в морду дай, но жаловаться не надо и укорять тоже не надо.

Второй принцип: «Не напрягайся». Потому что я понял, что это очень важно. Бывает, что мы по поводу каких-то вещей сильно переживаем и зацикливаемся на них. Этого не надо делать.

Третий принцип из философии знаменитой книги Марка Аврелия: «Не дергайся». В утренних молитвах есть текст: «Избавь меня от всякого злого дела и дьявольского поспешения», что простыми словами означает: не дергайся. Для зрелого человека важно не срываться с места, не суетиться. Он должен быть степенным и спокойным.

Этим я и отвечу на первый вопрос владыки. Я от природы немного тормоз. Наверно, бы отвечал резче, но не сразу понимаю, что меня оскорбили. До меня не сразу доходит, поэтому спокойно отвечаю, а когда рассержусь, то человек уже ушел. Вот эта заторможенность воспринимается кем-то за мудрость или за терпение.

– И вот Вам вопрос из зала: «что сказать мужу, который не доволен, что я хожу в храм на литургию»?

– Ничего не говорите. Спокойно встали, пока он спит и сходили в храм. Не надо многое объяснять, так как мы очень переоцениваем слова. Можно что-то сделать, а потом попросить прощения: «Извини, я не сдержалась!»

У меня был певчий в хоре, который умел любую конфликтную ситуацию превратить в комический куплет. Даже оскорбительные тяжелые вещи мог перевести в добродушный юмор. Это очень полезный духовный навык. Вместо того, чтобы яростно воцерковлять мужа, можно просто пошутить: «У тебя такая непослушная жена».

– Нужно ли бороться с пороками, страстями своих ближних или Бог нас всех рассудит?

– С какими пороками? Есть вещи неодолимые. Помните в Евангелии говорится о семени, посеянном среди плевела. Мы не знаем, почему Господь и с нами такое допускает. Если ты нервно будешь выпалывать плевел, то невольно повредишь пшеницу. Такая вот получится борьба с пороками. Нужно всегда помнить, что ты имеешь дело с живым человеком. А к живому нужно относиться очень осторожно, с благоговением, чувствовать, где сказать, а где смолчать. Где просто так принять человека, без всяких слов. Где-то не заметить, а где-то действительно поставить вопрос ребром.

Я люблю все живое. И самый главный принцип, когда имеешь дело с живым – благоговение, чтобы не навредить и не причинить боли.

– Если мои близкие не приходят к вере, то виноват ли в этом я?

– Не надо искать простых схем. Чувство вины – это как некое убежище, в котором можно спрятаться и доказывать себе: я что-то мог сделать. Мы же просто люди, поэтому находимся во власти Господа нашего, и нужно возлагать все надежды на Него. «В руце Твои, Господи, предаю дух свой». В руки Его надо предавать не только свой дух, но и тело; а также и дух, и тело своих близких.

– Что такое смирение? Если тебя оскорбляют любимые, близкие или окружающие, и ты терпишь, — это смирение?

– Смирение – это глубокое философское состояние. Синоним слова «смирение» — слово «вера», потому что смирение – это предстояние перед Господом, это принятие своей предельности. Смирение – это когда себя чувствуешь в руках у Господа, и повторяешь, как в стихотворении Пастернака:

«О Господи, как совершенны

Дела твои, – думал больной, —

Постели, и люди, и стены,

Ночь смерти и город ночной.

Я принял снотворного дозу

И плачу, платок теребя.

О Боже, волнения слезы

Мешают мне видеть тебя.

Мне сладко при свете неярком,

Чуть падающем на кровать,

Себя и свой жребий подарком

Бесценным твоим сознавать.

Кончаясь в больничной постели,

Я чувствую рук твоих жар.

Ты держишь меня, как изделье,

И прячешь, как перстень, в футляр».

Когда ты понял, что ты изделие, что ты сотворен, что у тебя есть своя предельность; что однажды ты явился в этот мир, и однажды ты умрешь; и мир в котором ты живешь, сотворен Господом; и ты висишь над бездной небытия...

У смирения есть два измерения: негативное и позитивное. Негативное – это как раз ощущение своего предела, понимание, что ты однажды закончишься. В позитивном плане — понимание, что я смогу сделать что-то.

Лучшая иллюстрация, что такое смирение – книга пророка Исайи. Господь является великому пророку. Исайя первое, что говорит Ему: «Господи, Господи, я человек с нечистыми устами, нечистым сердцем, живу среди людей!» Он аристократ, образованный приличный, хорошо воспитанный и благочестивый человек, литератор, в присутствии Господа видит себя нечистым и грязным. А потом, когда Господь говорит: «Народ гибнет без слова Божия. Кого мне послать?», Исайя отвечает: «Вот я пошли меня!» И это тоже смирение.

Мы же обычно делаем акцент только на первой части смирения – отрицательной: я грешный, у меня ничего не получится. Смирение – это рабочая добродетель. Я понимаю свой предел, свои силы. Если хотите, смирение – это трезвый взгляд на себя самого. Не питать иллюзий по отношению собственных возможностей, но и делать то, что должно. Господь смиряет нас, показывая какие мы есть на самом деле. Над чем еще нам надо поработать.

Смирение – это довольно сложное состояние философа. Над этим надо размышлять, а мы всё хотим простых ответов. Увы: так это не работает.

– Что делать, когда за количеством прочитанных молитв, теряется их качество и внимание молящегося к близким. Как поступать в такой ситуации?

– Для меня молитвы в молитвослове — это дар, необыкновенная красота. Я иногда просто замираю от какой-то молитвы, и несколько раз её перечитываю. Чем больше живу, тем больше удивляюсь Евангелию. Я думаю, что это нормально.

Не надо тут много рассуждать. Просто возьмите молитвослов и утоните в этой красоте! Не думайте о том, что надо столько то прочесть, а просто замрите от прекрасных слов.

Меня студенты спрашивают: с чего начинается всенощная? С тишины. Всякую молитву, утреннее или вечернее правило, начинайте с тишины. Нужно помолчать. Я обычно говорю: не начинайте с правила, с чтения акафиста, а начните с молитвы за ближних, за тех, кого вы знаете. Всякое воспоминание о человеке обратите в молитву: «Господи, присмотри за ними». Чтобы у вас каждая мысль превратилась в благословение, потому что Земля наша нуждается в благословении. Это очень важно!

Павел ПОПОВ.