Страна берёзового ситца

Автор: Reporter Категория: О яраничах Создано: 15.11.2020 10:55 Просмотров: 197

01 БерезятаОгромный приход Покровской церкви села Лом объединял жителей более 40 деревень, большинство из которых на сегодня канули в Лету. Пропала и деревня с поэтичным названием Березята, что располагалась под самым боком живой ещё и поныне, но огромной когда-то деревни Рыжаково.

Нет деревни, но сохранилась уникальная старая берёзовая роща - настоящий есенинский "уголок берёзового ситца". Прожила деревенька Березята недолго на белом свете, однако сумела выпестовать не одно поколение березятовцев, внёсших достойный вклад в развитие не только родной сторонки, но и страны.

Берёзовые сны в старой деревенской роще. Фото автора.

"Где моя деревня?" - так бы сказал бывший её житель Иван Афанасьевич Рыжаков, 1911 года рождения, увидев на месте её нынешнюю пустоту. Это его дед выехал вместе с несколькими семьями Рыжаковых из деревни Рыжаково, обосновав в километре от неё новый починок, который позднее получил название Березята.

Сколько труда, бессонных ночей, физических и духовных сил стоило переселенцам основание починка. Вручную распашка огорода, выкорчёвка пней, окультуривание полей. И одна помощница - лошадка.

Место выбрали чистое, светлое, с вековыми берёзами, под сенью которых не росло ничего. Корни берёз настолько сильно переплетаются между собой, что никакая поросль не может жить рядом с белыми красавицами. Внизу под горой вытекал родник с кристально чистой водой. Родник не засыпал даже зимой, поэтому, несмотря на то, что в деревне вырыли колодцы, воду для пищевых нужд всегда брали в роднике.

Дома начали строить вдоль тихой, небольшой речки Кумужваж, исток которой находится за деревней Ерши Ломовского сельсовета. Пологий берег был удобен для жителей, там брали воду для огородных нужд.

Мельница Афанасия Рыжакова крутила на берегу реки своими крыльями. Тихой, размеренной крестьянской жизнью зажила деревня. Постепенно стали выращивать плодовые деревья. В огородах Ильи Рыжакова и Афанасия Рыжакова в 1904 году появились вишни, купленные в уездном питомнике. Стоимость одного саженца вишни составляла 23 с половиной копейки. Росли яблони, кусты смородины и крыжовника.

Я люблю бывать на месте бывшей деревни Березята, куда часто езжу за родниковой водой, которая хранится в течение года, не меняя своих свойств. Откуда родник берёт своё начало - неведомо, только вытекает из-под небольшой горы за околицей деревни.

На сегодня нет деревни, но она не забыта. Охотники, рыбаки, любители пикников не забывают дорожку в деревню. Ведь Березята видны и сейчас издалека. Могучие ветки берёз приветливо машут ветвями, словно встречают каждого. А когда пройдёшься под густыми берёзовыми кронами, по-настоящему поймёшь заколдованность этого места: однажды побывав здесь, захочется приехать ещё и ещё раз.

Одна из берёзовых аллей расположилась вдоль речки Кумужваж, глядясь в зеркало воды. Какое же было моё удивление, когда под старыми берёзами я нашла россыпи крепких ядрёных красноголовиков, такие обычно растут в боровых лесах. Изумительно подходят для маринования. Они умудрились поселиться даже в ямах от бывших березнятовских домов.

Там, где были дома, теперь стоят лишь могучие берёзы. Некоторые настолько старые, что понимаешь - они ровесники деревни, немые летописцы канувшей в Лету жизни. Их жилистые корявые сучья распростёрли свои руки на обширное пространство, как будто хотят зацепиться за другое дерево, словно стараются образовать плотную цепь, как будто хотят наметить границы деревни. По этим старым берёзам и находишь пространство деревни. Вот дома, вот овины, вот колодец, вот усадебные участки.

Хожу, любуясь этим светлым берёзовым островком. Какая чистота! Какая красота! Какая благодать! Должно быть, в этой деревне всегда жили добрые сердцем люди. Невозможно в такой кристальной берёзовой чистоте быть с черниной в сердце. Долго кружилась по деревне, забыв о времени. Начало смеркаться. Воздух сгущался. Присела над очередной семейкой красноголовиков: меня агрессивно атаковали муравьи, еле избавилась от них. Потом берёза больно ударила веткой по лицу. Поняла, что деревня выпроваживает меня: я мешала ей вечерять.

Вера ТОЛСТОГУЗОВА, с. Лом.