Ах, война, что ты, подлая, сделала!

Автор: Reporter Категория: О яраничах Создано: 09.11.2020 16:41 Просмотров: 300

002Так случилось в жизни Владимира Павловича Огнётова, уроженца яранской деревни Огнётово, что о своём отце он знает только по нескольким сохранившимся в семье фотографиям, да по много раз перечитанным, истёртым от времени фронтовым письмам-треугольникам; пожелтевшей «похоронке»; и по рассказам деда, матери и дяди Николая. В его домашнем архиве бережно хранятся документы, оставшиеся от отца-фронтовика, а в памяти — скупые воспоминания о нём и о деде, Лавре Осиповиче Огнётове (1879-1950), герое двух империалистических войн.

О Лавре Осиповиче надо рассказать прежде всего. Чтобы на примере этой семьи показать: как народу жизненно необходим мир. Да, мы устали от беспрерывной череды войн, горя и скорби, но никто не смог сбросить нас в бездну отчаяния.

Слушай, потомок, о днях тех суровых и держи сердце своё с Россией, которая есть и пребудет землёй нашей, которую обороняли наши предки от врагов и умирали за неё так же, как день умирает без солнца.

В далёкое время, в ночь на 27 января 1904 года, японский флот, без официального объявления войны, вероломно атаковал русскую эскадру на внешнем рейде Порт-Артура.

Крестьяне деревни Огнётово слыхом не слыхали о такой стране Японии, но само слово «война» прогремело как гром с ясного неба. В Яранском уезде началась мобилизация. В Покровской церкви села Никольского был отслужен молебен о даровании Господом скорой победы русскому оружию, который укрепил веру в победу над врагом, а позже, на исповедь и причастие, потянулись многочисленные рекруты из близлежащих деревень: Огнётово, Чекмолаи, Апшатнур, Токтаи, Никольское, Ядыгары, Комары, Ёлкино и других.

Военная мобилизация, лишив рекрутских жён надёжных мужских рук, исподволь начала подтачивать деревенские силы. Теперь крестьянки были вынуждены сами выполнять тяжёлые мужские работы. В Огнётово стали реже играть свадьбы и петь песни. Теперь все с нетерпением ждали сводки фронтовых новостей, а о них можно было узнать только из газет, так называемых «телеграмм», достать которые было непросто. В деревне они появлялись от соседа, вернувшегося из города, или от дьякона Виталия Арсентьевича Шевелёва. Кто-нибудь из грамотных крестьян читал газету вслух всей деревне.

Постепенно в крестьянах возрастал неподдельный интерес к международным событиям. Они здраво рассуждали об отсутствии единства среди русских генералов, о помощи японцам со стороны Англии, которые привели к неудачам и огромным потерям в русской армии, о неясных перспективах затянувшейся войны. Всех, без исключения, волновала осада далёкого Порт-Артура, оборона которого продолжалась до начала 1905 года. Где-то там, в далёкой Маньчжурии, воевали их отцы, сыновья и братья. В 1905 году огнётовцы с чувством горечи и разочарования узнали о том, что полуторагодовалая, печальная для России война закончилась подписанием позорного Портсмутского мирного договора, по условиям которого Россия признала Корею сферой влияния Японии, уступила ей Южный Сахалин и права на Ляодунский полуостров с городами Порт-Артур и Дальний.

Зато в деревню начали возвращаться солдаты. Первые правдивые сведения о войне огнётовцы получили от лейб-гвардии гусарского Его Величества полка Лавра Осиповича Огнётова, 1879 года рождения. На войну он уходил высоким, статным красавцем, а вернулся уставшим, пропахшим порохом, видавшим виды солдатом.

Соседи частенько собирались в его доме над родником, чтобы послушать рассказы очевидца, участника военных событий в далёкой Маньчжурии и о защитниках крепости Порт-Артур. Из его рассказов они узнали, что Россия и Япония вели борьбу за господство в Северо-Восточном Китае и Корее, на чужой для них территории. Особенно тяжело было слушать о больших потерях в русской армии из-за никчемности военного начальства, о неподготовленности к войне, о том, как неустанно гремели орудия на сопках и равнинах Южной Маньчжурии, как потоками лилась русская кровушка.

Крестьяне, молча слушая, дымили махоркой и задумчиво качали головами, не понимая, зачем России нужно какое-то господство в чужедальней стороне, когда в своей стране дел невпроворот. Деревенские старики, покумекавши, вдруг объявили, что падение Порт-Артура и другие события — это расплата за грехи, но за какие, никто не уточнял, и все молча расходились по домам.

Воспоминания и разговоры о Русско-Японской войне продолжались несколько лет. Долгими зимними вечерами всё так же собирались в его доме на посиделки мужики да бабы с прялками, пока не призвали Лавра Осиповича в качестве стрелка-пехотинца ещё и на Первую мировую войну, на которой он 19.02.1915 года получил ранение и после излечения вновь вернулся в деревню, к семье. Впереди ждали годы революции и коллективизации. Всё пережила их семья, как и многие жители по всей необъятной стране, ранее называвшейся Российская Империя.

Постепенно жизнь в деревне наладилась: ушли в прошлое годы репрессий и насильной коллективизации, началась новая жизнь. Огнётовскую артель так честно и назвали: «Новая жизнь». Только-только труженики колхоза стали жить лучше, а тут опять война — с Германией. Да сколь ж можно?!

С 22 июня 1941 года всё повторилось с начала: мобилизация, слёзы жён и матерей, испуганные глаза ничего не понимающих детей.

Велики были масштабы вторжения. Вновь пришёл час борьбы, и не смели граждане нашей страны заниматься другими делами, кроме борьбы против ненавистных оккупантов, которая продолжалась 1418 военных дней и ночей. Видно, должны мы были испить чашу, полную горечи первых поражений, до дна, чтобы добыть нашу славную Победу и испепелить врагов наших! Ибо лучше погибнуть, чем быть рабом!

005Отец Володи, Павел Лаврович Огнётов, перед войной отслужил действительную срочную службу в Красной Армии. Демобилизовавшись в 1937 году, вернулся в родную деревню, женился на симпатичной девушке Вере Шевелёвой из деревни Апшатнур. В 1938 году в молодой семье родился первенец Володя. Как все молодые семьи, они строили планы на счастливую жизнь, которым поневоле не суждено было сбыться.

10 августа 1941 года ветеран двух империалистических войн Лавр Осипович проводил на фронт обоих своих сыновей, которые родились в перерывах между этими войнами: Павел в 1911 году, а Николай в 1918, оставшись с невесткой и малолетним внуком. Начались долгие, трудные дни и годы. Колхозники трудились не покладая рук под девизом: «Всё для фронта, всё для победы». Вся страна превратилась в единый боевой и трудовой лагерь, обеспечивая свою армию всем необходимым. За долгие четыре года война забрала из деревни все мужские ресурсы, начиная от мужчин 1886 года рождения по 1926-й.

Во времена суровой борьбы старший сын Лавра Осиповича, Павел, начал свой боевой путь на Западном фронте со 2 сентября 1941 года. Через пять дней, 7 сентября, был ранен в бою под Москвой. После лечения в госпитале рядового красноармейца направили на командирские курсы в город Ирбит, которые он закончил, получив звание младшего лейтенанта. 7 сентября 1942 года мл. лейтенант П.Л. Огнётов был направлен на Южный фронт. С 14 августа 1942 года, находясь в должности командира пулемётного взвода 980-го стрелкового полка 275-й стрелковой дивизии, входящей в состав 37-й армии, он был переброшен на Северокавказский фронт. В бою за высоту 910 он со своим взводом 1 и 2 сентября 1942 года смело атаковал врага, укрепившегося на сопке. Под его умелым руководством взвод уничтожил до 50-ти солдат и офицеров противника и один станковый пулемёт с расчётом. За этот героический подвиг командование части представило мл. лейтенанта П. Л. Огнётова к правительственной награде – медали «За отвагу».

Родственники с большим нетерпением ждали весточек с фронта. Эти живые, говорящие письма по сей день являются настоящим памятником героям, выстоявшим и победившим в самой жестокой войне против человечности. Их невозможно читать без комка в горле!

  1. «Мой адрес: г. Ирбит, п/я 17/17 К.У.К.Д. Огнётов.

Вера, я ещё посылал в одном письме 5 рублей. Не знаю, получили или нет. Вера, ещё забыл написать насчёт табаку. Купи на базаре сколько-нибудь и пошли кто поедет. Может, поедут Куклята же. Пока, до свидания. Остаюсь жив и здоров, того и вам желаю».

  1. «Огнётовой Вере Лавреньевне ст. Юдино 1942 г.

Привет со ст. Юдино. Вера, та станция 15 км за Казань. Вера, писать нечего, так как я вам написал письмо из Свердловска и вам известно теперь о моей жизни. Вера, выехали мы из Ирбита во дни Пасхи и приехали в Казань 18-го числа, так что, Вера, находимся мы в дороге 8-мые сутки. Вера, едем в местечко Паменка, что будет около Ростова-на-Дону. Посмотри на карту и увидишь моё место. Вера, самое основное… Как только основное… дели. Дорогой не раз бомбит немец. Вера, аттестат мне не выдали денежный и выдадут его на месте, и я вам его переведу полностью, потому что деньги нам на фронте не нужны, кормят и махорочку дают. Вера, вы до тех пор будете получать, если убьют меня, то до окончания войны, а если ранят и я выйду из госпиталя, ты мне будешь присылать денег. Вера, Вова, наверно, бегает гулять, потому что теперь тепло. Теперь передай всем по привету: тятеньке, папаше, мамаше, Тае, Ане, Миле и сыну. Вера, писал на ходу в вагоне. До свидания. Остаюсь жив и здоров. Обо мне не забывайте. Целую заочно тебя и сыночка Вовочку». 

  1. «Вера, передаю по привету дорогому Сёме Кавину, тётушке куме Кате. Вера, если забыл написать, можешь поздравить меня с правительственной наградой. Я поздравляю вас с Новым годом и с новым счастьем. Известный вам Огнётов Павел Лаврович. Вера, обо мне не беспокойся. Война закончится и приеду домой и будем жить счастливо. Жду ответ без терпения».
  2. «ППС 500, п/я 109, кав. эскадрон, Огнётову.

22.12.1942 г. Добрый день или час, пишу письмо и жду от вас. Вера, тятенька и любимый сынок Вовочка, шлю я вам свой фронтовой привет. Во первых строчках моего письма я вам сообщаю, что я вам послал перевод на 300 рублей и выслал 1200 руб… и в октябре 1000 руб. Вера, и перевёл аттестат…1 апреля на 250 руб. и на вас послал аттестат с первого октября на 250 рублей. Вера, пропиши, получили или нет деньги и получили или нет аттестаты. Вера, передай всем по привету: папаше с мамами, Тае, Ане, Люсе и Зине. Затем до свидания. Остаюсь жив и здоров. Целую».

В последнем письме с фронта находилось «извещение» (в среде народа его называли похоронка) жене П.Л. Огнётова, Вере Лаврентьевне, в которой скупо сообщалось, что её муж, Огнётов Павел Лаврович, был убит 25 декабря 1942 года: «погиб в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество», навечно оставшись лежать в братской могиле в 4 км юго-западнее села Чикола Северо-Осетинской АССР».

С Великой Отечественной войны вернулся младший брат Павла, Николай, награждённый орденом Красной Звезды 2-й степени, взявший на себя ответственность за воспитание племянника. К моему великому сожалению, мне не удалось найти документы, устанавливающие его боевой путь.

По воспоминания Владимира Павловича, «дядя Коля не любил говорить о войне».

Лавр Осипович дожил до Дня Победы и тихо ушёл из жизни в январе 1950 года. Маленький Вова, взяв поиграть дедов наградной крест «Порт-Артур», нечаянно утопил его в реке.

Теперь 82-х летний Владимир Павлович с грустной улыбкой вспоминает об этом событии. А вот горечь от потери отца не оставляет его всю жизнь.

Я уверена, что писать об участниках Великой Отечественной войны (равно и других войн, в которых принимали участие наши предки и современники) необходимо для того, чтобы не была поругана их честь. А ещё меня не покидает надежда, что искры моего духа и тех авторов, которые в год 75-летия Победы вспомнили и написали рассказы о подвигах своих родных и близких, принимавших участие в битвах за справедливость и мир на нашей Земле, зажгут ответное пламя в сердцах читателей районной газеты «Отечество». Пусть наше многоголосье сольётся в один могучий голос — голос Правды!

Татьяна РОХЛИНА.

01 семья01