Ученье свет, а неучёных - тьма

Автор: Сергей ШЕЛЕПОВ Категория: Аналитика Создано: 02.06.2022 16:32 Просмотров: 90

крестьянкиСвященник Николай Блинов, автор замечательного хрестоматийного учебника «Ученье - свет» и приложения к нему «Пчёлка», ещё и сотрудничал с печатными изданиями, в том числе и с «Вятскими губернскими ведомостями», и там тоже проповедовал пользу света и учения.

Вот одна из его статей в упомянутых ведомостях за 1861 год, № 29:

«Новое поверье»

«В некоторых уездах губернии (Вятском, Орловском, Котельничском, Яранском и Нолинском) в начале лета прошла молва, что озимовые хлеба ныне плохи от того, что многие из крестьян и крестьянок носят сарафаны, сорочки и чехлики (головной убор) из так называемого французского ситца; говорили, что чрезмерным щегольством народ прогневал Бога…

Для предотвращения больших бед находчивые старые люди присудили все наряды из красного ситца снести в лес и закопать. Это средство было принято очень многими с полною верою, и большая часть крестьян и крестьянок тех деревень, где существовало это поверье, пожертвовали своими нарядами. Они тем более решались на это пожертвование, что их кто-то убедил, что краска, которою окрашен ситец, приготовляется из собачьей крови, почему в нарядах из красного ситца даже нельзя и в церковь ходить.

Но, как видно, не все верили выдумке. Вскоре после зарытия сарафанов и прочего открылось в некоторых местах воровство закопанных вещей. Сметливый народ и тут нашелся: обладатели сарафанов вырыли закопанное, все изрубили, а потом опять закопали.

Некоторые из крестьян покорыстолюбивее не решались закапывать наряды, а продавали или выменивали их на другие: хороший и ценный, по состоянию крестьян, сарафан продавался за 50 копеек или выменивался на платок в рубль ассигнациями. Но нашлись вскоре люди, которые и тут увидели неисполнение надлежащей жертвы и говорили, что хотя и с убытком променяешь, но вещь выменянная будет столько же нечиста, как и променянная.

В некоторых местах вместо закапывания в землю крестьяне, нарочно испортив платье, кидают его в воду.

Вот же ответ на то, откуда такое явилось поверье? Крестьяне рассказывают много странных и чудных в их глазах явлений, как, например, о явлении двух чудных старцев на поле одному старику, которые будто лапотной верёвкой мерили поле, приговаривая: это выпалит жаром, а это - огнем сжечь! Эти старцы будто и велели, во избежание зол, уничтожать красивые наряды. Много подобного рассказывали и рассказывают».

Разбойники

Про разбойников, их клады и прочие события много всякого можно найти в старых газетах.

Вот предписание Вятского губернатора Ф.Ф. Желтухина от 19 января 1792 года Вятскому наместнику Коху.

«Государь мой!

По поводу доходивших сведениев мне, что ежечасто проезжающим людям не токмо в черте выгона грацкого, но близ самого города Вятки по дорогам грабители причиняют грабежи и отнимают у них лошадей, но паче того при тех грабежах бывают и смертныя убийства…»

И в самом деле, одна из шаек была увёртлива и беспощадна. Проезжих грабили на зимней дороге и потом будто растворялись, не оставляя следов. Однако со временем вычислили: недалеко от мест грабежа замечали сани, гружёные сеном.

Дальше стали разбираться - получился «Троянский конь» на Вятке: грабители в сене прятались… Понятное дело, их изловили.

Старая часовня доживает век возле деревни Липяны. За ней - овраг. Раньше в том овраге, вот, говорят, разбойный люд и жил. Пещера, мол, у них в склоне оврага была такая, что в неё на тройке въезжали. А часовню поставили разбойники, когда совесть их замучила…

Вроде всё есть, всё так. Но…

Вот ещё одна газетная вырезка из «Вятских губернских ведомостей» 1863 года:

«Яранского уезда, Барановской волости, деревни Большевитлинской крестьянин из черемис Федот Филиппов 2-го марта поехал в г. Яранск продать хлеба до 6-ти пудов, а на другой день вечером своею лошадью привезен домой мёртвым в санях, привязанный к ним верёвкою, с окровавленным лицом, с боевым знаком на лбу, опухшим глазом, сдавленными губами и носом, изо рта текла кровь.

Этот случай обращает на себя особенное внимание тем, что недавно, кроме Филиппова, погибли другие возвращающиеся из Яранска же по продаже хлеба: а) 27 февраля кр. Андреев, продавший в Яранске хлеб, привезён лошадью домой мёртвым, б) 27-го же февраля крестьянин из черемис Степанов, ездивший в Яранск продавать хлеб, найден мёртвым в санях на дороге, в) 24-го февраля крестьянин из черемис же Иванов, возвращавшийся из Яранска по продаже хлеба, найден мёртвым на тракте, с багровым пятном над бровью. Кроме того, 28-го февраля кр. Концов найден мертвым на Яранском же тракте у воза с сеном, с окровавленным лицом, а 19-го февраля в Яранском уезде пойманы двое бродяг, из коих один нападал на дороге на крестьянина Мальцева и хотел его зарезать».

Да, грабежей хватало действительных. Но ещё больше - мнимых. Путь с Большевитлинской проходил мимо оврагов, в которых якобы пещеры разбойников. Вот, например, пропьётся, прогуляется мужик и, пока до дому доберётся, такую историю придумает - про тройку, про ковёр-самолёт, про того же «Троянского коня».

А ямы? Так в те годы во многих деревнях и починках кирпич производили, вот ям и накопали.

Архивную прессу читал Сергей ШЕЛЕПОВ.